Skype консультации!
Анализ руки в режиме on-line
skype - romanova_uliya

Испарение света

Испарение света


«У ребенка потек носик. Ребенку было полтора года. Мне тридцать один. Первый ребенок — страшно, как бы чего.

Говорю мужу: «Надо бы ребенка отвезти в поликлинику, врачу показать».

— «Надо — поехали. Вот мотоцикл выведу».
Ушел. Муж старше меня на пятнадцать лет, я родилась в пятьдесят третьем, он — в тридцать восьмом.

Это второй муж. Вышла за первого в девятнадцать. Два года пожили — не пошло, развелись. Потом девять лет никого не было. Два года назад встретила этого, вышла.

Муж мотоцикл вывел, зовет: «Давайте».

Был май, число пятнадцатое, год восемьдесят четвертый. Мотоцикл с коляской, но вместо коляски платформа, сидеть нельзя. Я вынесла ребенка. Ребенок куксится. Сажусь на заднее сиденье, ребенка устраиваю между собой и мужем.

Муж крепыш, спина широкая, не шелохнется. Поехали в больницу.
Врач осмотрел, сказал: «Ничего страшного, мамаша. Купите в аптеке капли, прокапайте, пройдет».

Выходим, муж начал сердиться, торопит: «Шустро давайте,  на работу мне».
— «Дак рано тебе на работу-то. Еще два часа только. Успеешь. Надо вон ребенку капли купить. Сперва в аптеку заедем».

Муж ворчал: «Шевелитесь давайте».
Едем. Справа показывается магазин. Дорога в этом месте расширяется, поворачивает вправо. Гляжу, едут синие «Жигули». За рулем — старик, я его хорошо вижу. Он схватился за руль обеими руками. Лет шестьдесят ему.

Машину его стало бросать из стороны в сторону.
Я — мужу: «Машина-то как сильно едет!»
В следующий миг — я на земле. Лежу на спине, небо надо мной. Где-то далеко плачет ребенок. Я думаю, чего это я лежу?
Надо вставать.
Хочу встать.

Кругом люди стоят.
Я говорю: «Сейчас встану».
Какая-то баба говорит: «Как ты встанешь, у тебя ноги-то нет?»

Я пытаюсь встать — не могу. Сажусь. Гляжу на левую ногу. Нога выше колена лежит отдельно, на тонком кусочке висит. Две кости торчат. Кости толстые, белые, нога серая.

Ничего я не чувствую. У меня шок. Абсолютно никакой боли. Муж мой уехал вперед, даже не заметил, что меня нет сзади.

Остановился у магазина, сидит. Народ кричит ему: «Баба твоя на дороге валяется!»

Он слез с мотоцикла, пошел назад. Увидел ногу, закричал страшно. Тот старик, что в «Жигулях», левым фонарем мне ногу оттяпал, поехал дальше, не остановился. Люди его остановили. «Стой, ты чего наделал, убил женщину-то!»

Он вылез, пошел к нам. Из моей ноги кровь хлещет. Муж снял ремень с пояса, ногу перетянул в паху. Я — мужу: «Ребенок-от где?»

Муж руками разводит — забыл про ребенка. А ребенок улетел далеко. Сломал пятку. Его подобрали, оттащили в магазин. Там его муж и нашел.

Говорят старику — водителю «Жигулей»: «Вези женщину в больницу, истечет кровью. Помрет».

Четыре мужика меня в машину к нему перенесли. Едем, муж ногу держит. Его трясучка бьет. Колотит всего. Привезли.

Врачи говорят, с такой травмой ногу отрезать надо.

Я говорю: «Не дам резать, пришивайте». Боли нет. Я спокойна. Врач говорит: «Если не отрежем, умрете. С такой травмой».

Я говорю: «Не дам отрезать. Лучше смерть».

Они совещаются, звонят в район. Ничего не делают.

Я слышала, врач говорил: «У нее шок, если через час из шока не выйдет, умрет».

Я смотрю на часы, говорю: «Делайте что-нибудь, час-от уже проходит».

Врач говорит: «У вас колена нет и стопа всмятку». Стали делать операцию, три врача их было в поселке: Макеев, Фомичев, Лопарев. Четыре часа собирали ногу. Первая боль пришла, когда я проснулась после наркоза.

Врач сказал: «Ногу сохранили, но сгибаться не будет. Вместо колена два металлических штыря. При таких переломах ногу отнимают. Вам собрали».

Потом переправили в город, забрали гипсом по живот, полгода в гипсе. Неделя — перерыв, и еще гипс на полгода.

Ребенок забыл меня, я к нему, а он «тетя да тетя». Мне горько.
Муж привез домой на свой день рождения, 5 февраля.

Я на костылях, а он ходит на своих ногах, мне обидно. Я говорю мужу: «Вот поправлюсь, я вас обоих посажу, и деда того, и тебя».

Муж говорит: «А я не виноват. Я отвернул». — «Хорошо отвернул, ноги-то у меня нет».
Муж достал самогон, сильно напился. Дом не топлен, в доме холодно. Говорю: «Протопи, замерзаем».

Он говорит: «Холодно — пальто наденьте».
Я позвонила брату. Он приехал, говорит: «Что ж ты, Вася, так напился, у тебя жена и ребенок».

Забрал нас к себе.
Муж вслед сказал: «Что б тебе последнюю ногу оторвало».
Я повернулась: «Значит, вот чего ты мне желаешь. А тебе желаю, чтоб ты не проснулся завтра».

На том расстались. Уехали. Утром брат входит, говорит: «Муж твой удавился».

Я не поверила: «Как же, задавится он».
Он говорит: «Правда повесился. Милиции полно в вашем доме».

После похорон сестры мужа продали наш дом. Я не знала ничего. Приходит мужик, говорит: «Я этот дом купил, прошу освободить помещение».

Я сняла девятиметровку. Там жили с сыном. Через четыре года встретилась с одноклассником. Он меня еще в школе любил. Он взял меня в жены. От него я еще сына родила. Прожили с ним двадцать лет.

Он умер от рака почки.
Поздно обнаружили, все спина болела, ставили хондроз.
А это почка. Удалили почку. Из больницы пришел, ступил на порог и закричал криком: «Током ногу бьет!» А это метастазы пошли. Боли начались, на стенку лез.

Полтора года мучился, помер. Брат мой родной, который меня от мужа увез, когда ему исполнилось сорок пять, поехал на мотоцикле ночью, перевернулся и погиб.

Я была на месте аварии, мотоцикл перевернут, но на боку сильная вмятина. Кто-то сбил его, а кто — неизвестно.

За три года до этого с ним такая история приключилась. У них в доме сосед, внизу. На Новый год было. Сосед напился, начал жену бить. Жена бежит наверх, к брату, кричит: «Спасите, убивают!»

Брат ее впустил. Она за дверь спряталась. Бежит сосед. Ворвался, в руках ружье. Брат говорит: «Ты чего, с ума сошел?!»

Тот в него тут же и выстрелил. Снес ему нижнюю челюсть. Брат повалился на пол. Сосед жену нашел и застрелил ее тут же насмерть. Побежал за дочерью, все кричал: «Убью!..» Не нашел дочь, убежала она, спряталась.

Тогда сосед сам себя застрелил в своей квартире. В нашем поселке химзавод был. Его закрыли, работать больше негде. Больницу, где мне ногу ремонтировали, закрыли. Школа доживает — один класс остался. Народ разъезжается. Мне ехать некуда».



У нашей героини серьезные нарушения безопасности, так как есть все группы нарушений: А, В, С. 
На правой руке нашей героини наблюдаются разрушения папиллярного узора в форме изъязвления в полях 3, 4 — на рис. 4 они обведены красной линией.
Это нарушения группы А.
Линия головы на правой руке имеет разрыв (рис. 4, линия головы — зеленый).
Линия сердца расщеплена, и нижняя ветвь соединена с линией головы (рис. 4, желтый). Это нарушения группы В.

Полукруглая поперечная пересекает линию жизни и головы, означает хирургическую операцию (рис. 4, оранжевый) — это нарушения группы С.

На левой руке на линии сердца треугольно-крестовидная фигура — традиция трактует знак как телесное повреждение с большой потерей крови. (рис. 7, синий, линия сердца — коричневый).
Это нарушение группы С. 
Линия влияния в поле 1 заканчивается короткой поперечной и уголком — самоубийство второго мужа (смерть через повешение) (рис. 7, оранжевый, линия жизни — зеленый).
Вторая линия влияния имеет разрыв, пересечения и выходит за линию жизни — это смерть второго мужа. Квадратное (также бывают круговые) образование на линии с темным пятном внутри — рак почки (рис. 7, линии влияния — желтый, квадратное образование — красный).

Владимир ФИНОГЕЕВ

Оставлять комментарии могут только пользователи.
Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.
Подать заявку на анализ руки

Проводится запись на консультации в Москве на 21 апреля 2018 года (суббота).
Консультации в Санкт-Петербурге проводятся в любой день. Метро Комендантский, Пионерская. Запись по тел. +7(911)775-0699, watsapp/viber +7(911)775-0699

Юлия Романова

На нашем сайте вы можете воспользоваться услугами астролога
© 2007—2018 «Практическая хиромантия»