Skype консультации!
Анализ руки в режиме on-line
skype - romanova_uliya

Прививка

Прививка


«Может быть, это произошло из-за духоты? Может. Начало лета. Жара. Окно открыто.
Я — в кабинете. Просматриваю документы. Давно надо было поставить кондиционер.
Доходы позволяют.
Предприятие развивается, все на подъеме, идем в гору. «Все хорошо, — сказала самой себе. — Все хорошо». Я на секунду оторвала взгляд от бумаг, взгляд проследовал в окно.

За зеленой кроной виднелись дома. Солнце изливало горячий жир. На раскаленной сковороде улицы шипели машины. Вдруг картинка подернулась, встрепенулась, задрожала. Разрушилась, разъехалась. Исчезло окно. Холодом дохнуло. Я — в квадратной комнате. Двухэтажные кровати. На потолке — тусклая лампа. Серые бетонные стены. Где это я? Что это? На окнах толстая решетка. Восходит простая, пронзительная, страшная мысль — я в тюрьме.
Надзиратели, сокамерники, вся тяжелая тюремная жизнь бесцеремонно въехала в душу, захватила ее. Расположилась в сердце. Легла черным лоснящимся боком морского котика. 
Придавила горло. Иглы ужаса вошли в тело. Я осуждена. За что? Почему? Как? Я тряхнула головой. Видение скомкалось, скаталось книзу, я вновь увидела свою комнату, открытое окно. Улицу. Я шумно выдохнула.

Что это было? Сон? Сном это быть не могло. Слишком явственно все явилось чувствам. Но и не сном назвать нельзя. От страха в сердце осталось пустое место. В нем липкое, мерзкое ожидание страха. В голове тукало.
Я ощутила: не могу находиться в кабинете. Надо выйти. Я вышла. Секретарь взглянула удивленно.
«Подозревает?» Я остановила себя, подожди, что это? Что это за слово? При чем здесь это? В чем подозревает? Глупости. Сумасшествие.

«Я в банк», — сказала я. Сама думаю: «А зачем мне в банк?»
Просто надо куда-то ехать. Хоть куда. Или нет, надо съездить в театр, они заказали нам занавес. Плюс гардероб. Это выгодный заказ.
«Водителя», — кивнула я секретарше. На следующее утро я приехала на работу как обычно, к девяти. Вышла из машины. Сделала два шага к двери, натолкнулась на стену. Невидимая стена. Не стена, упругая среда, не пускает, отталкивает.
Конечно, я могу войти, я войду, я вошла. Но я заставляла себя войти. Прежде такого не было. Раньше я бежала, летела на работу, это было мое детище, творение, любовь, жизнь. Что же произошло? Я прислушалась к себе.
Опасность — вот что я ощутила. Волна враждебности. Какая жуткая новизна.

Прошла неделя, другая, месяц, внешне ничего не происходило. Но где-то за молекулами обыденности тяжелела, наливалась свинцом угроза. Прошел июль. Начало августа. Полдень. Иду в кабинет.

Секретарша встает: «Звонили из администрации». Я не сразу поняла: «Из какой?»
— «Из городской».
— «И что?»
— «Вас вызывают».
— «Когда и кто?»
— «Завтра в девять, зам. главы».
— «Хорошо».
Утром еду. Вхожу в приемную. Сидят человек пять-шесть. Сажусь. Жду. Через час приглашают. Вхожу. Мы встречались, его лицо мне никогда не нравилось.

«Значит, так, предприятие отдашь нам». Пауза. Требование настолько дикое, что не входит в голову. Остается висящим в воздухе. Я, не вдумываясь, еще не понимая, в чем дело, механически бросаю: «Не отдам. Я его на аукционе выкупила».
— «Чего ты там выкупила?»
— «Восемьдесят процентов».
— «Отдашь, отдашь».
— «Не отдам».
— «Не хочешь по-хорошему — будет по-плохому».

Я вышла. И пока шла, стало доходить. Ноги задрожали. Ну ладно бандиты, но человек во власти? Руки опускались. Чудовищно. В машине я немного успокоилась. Не посмеют. Уже не девяностые на дворе. Через день меня арестовали. Приехали на работу, надели наручники, увезли. Предъявили обвинение в хищении.

«Хищение у кого? Кто пострадавший?» Молчат. В квартире устроили обыск, искали печать. Не нашли. Меня выпустили, но дело уголовное возбудили.

Ночью снится сон. Я на машине еду по ступенькам. Сзади обрыв и река, впереди ворота, но как я подъезжаю, ворота захлопываются. Я ни вперед не могу, ни назад. Проснувшись, понимаю: дело не выиграть. Начались суды. Районный суд выносит приговор о хищении в особо крупных размерах. Я обращаюсь в вышестоящий. Те отменяют, отправляют на пересмотр, но в тот же суд. Эти подтверждают, я — кассацию, приговор отменяют.
Несколько лет шли процессы. В итоге: все равно предприятие отбирают рейдерским захватом, я получаю условный срок и штраф в сто тысяч рублей. Столько было потрачено сил, нервов, здоровья, я думала, физически не выживу. Когда все закончилось, я испытала не облегчение, а бесконечную усталость. О новом деле не мечтаю, поздно, да и прививочка сделана хорошая».


В восьмом поле вертикальная линия остановлена поперечной линией и прямоугольной фигурой (рис. 4, вертикаль — желтый, поперечная — оранжевый, прямоугольник — красный). Вертикаль представляет дело, занятие, работу. Линия глубокая, широкая, ее сопровождают две такие же — это говорит об успехе (доходности) предприятия.
Поперечная линия выражает кризис и материальные потери. Прямоугольная фигура маркирует судебное дело. В нашем примере прямоугольная фигура останавливает вертикальную линию — это предвещает поражение в суде и потерю занятия (бизнеса). Перевернутый треугольник означает утрату недвижимости (рис. 4, зеленый).

Владимир Финогеев

Оставлять комментарии могут только пользователи.
Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.
Подать заявку на анализ руки

Проводится запись на консультации в Москве в любой день. М.Курская, м.Октябрьская [/b]
Консультации в Санкт-Петербурге проводятся по предварительной записи. М. Комендантский, Пионерская. Запись по тел. +7(911)775-0699, watsapp/viber +7(911)775-0699

Юлия Романова

На нашем сайте вы можете воспользоваться услугами астролога
© 2007—2018 «Практическая хиромантия»