Skype консультации!
Анализ руки в режиме on-line
skype - romanova_uliya

Судьба жажды

Линии влияния. Нереализованность отношений.

Мы сидим в комнате.
Его руки в моих, мои руки — в его. Глаза его большие и черные. В гла­зах что-то происходит. Невидимое. За глазами. Он сам еще не знает что. Я тоже не знаю. И даже не в его го­лове. А где-то в пространстве. Может быть, это шаги его матери. Она поднимается по лестнице, остался один пролет. Она отдыхает. Глядя вверх. На дверь. Дверь коричневая, с выпуклыми ромбами кожи.

Над дверью — медная табличка с номером. Все очень пра­вильно. Я вздрогнула. Кто-то вставлял ключ в замок. Открыть не вышло. Раздался нетерпеливый звонок, он встал, бросился к двери. Открыл. Вошла его мама. Я появилась рядом, она взглянула на меня, взгляд гово­рил: опять ты? Затем последовали слова: «А, это вы». Тон такой, что, в общем, все ясно. «Я пойду», — сказала я.

Мой первый мужчина посмотрел на меня, и взгляд ничего не говорил. Язык произнес: «Иди». Я вышла. В сердце — страшно пусто. А я хотела выйти за него за­муж. В душе — как в больном городе. Люди ходят в мас­ках. Только эти маски не на лицах. Я так хотела за него. И не получается. Ты неверно родилась, не в той семье. Это задают обстоятельства. Обстоятельства гнут свое. Делаются ходы, передвигаются фигуры — тебя никто не спрашивает.
Хочешь остаться одна — в пространство набиваются люди. Ищешь помощи — разверзается пустыня.

Проходишь по улице, из подвала открывается фор­точка, в ней — голова Тантала: ну что, понимаешь те­перь, какова жизнь?
Когда я была маленькая, меня водили за ручку, гла­дили по головке, говорили: веди себя хорошо.

Потом родители развелись.
Держишься за два поручня, ноги на двух ступенях, а ступени на двух поездах. У каждого свой железный путь. Руки слабы, не могут удержать. Поезда уходят.
Ты летишь вниз и падаешь очень долго, всю жизнь, пока тебя не остановит взгляд черных глаз.
Мне было шестнадцать, я шла по улице, черново­лосый парень посмотрел на меня, я остановилась в па­дении.

Тогда он ничего не сказал, просто посмотрел и прошел мимо. Я шла по инерции. Взгляд отменил историю, пере­черкнул. Я уже не падаю. Я несусь к счастью. Я люблю. Все стало иным, соткано из нежнейшего света все вокруг. Нет воздуха — только свет, я пью его. Нет твердой мосто­вой под ногами, нет стен и крыш — все бархат.

Теперь два сердца связаны струной. В городе, где де­вятьсот тысяч жителей, нельзя потеряться, если есть поющая струна.

Через два дня у знакомых я встретила его. Он улыб­нулся, кивнул мне как старой знакомой, я — ему. Два дня — это очень много. Это сорок восемь часов. Это сто семьдесят две тысячи секунд. Ни одной не пропустило сердце, каждую отмеряло, выстучало, вытерпело.

Комната с друзьями исчезла, мы оказались на улице. В правой руке он нес большой черный чемодан, похо­жий на грушу. «Что это?» — спросила я. «Виолончель», — отвечал он.

Мы подошли к дому, поднялись по лестнице. Над дверью красновато поблескивала пластинка с номе­ром.

Мы прошли в комнату, было много вещей, малень­кий круглый стол покрыт скатертью до пола, на креслах чехлы. Через узкое готическое окно бил свет. Он сел на стул, упер виолончель штырем в пол и стал играть.

Никогда я не слышала виолончели так близко. Сильный, низкий звук заполнил комнату. Комната была мала для него, и тогда он, расширяясь, вошел в меня и имел надо мной всю власть.

Он играл и смотрел в глаза. Потом бросил инстру­мент, устремился ко мне и целовал мои губы. Потом посмотрел на часы, проводил меня домой. И так было много раз. Он играл, мы целовались, он провожал до­мой. В один день я стала его женщиной. И так было много раз.

Он познакомил меня со своей мамой. Она посмот­рела на меня, и мне стало неловко.
Однажды она спросила: «Ты читала Пятикнижие Моисеево?» «Нет, — сказала я, — но я прочитаю». Она сказала: «Не потому я спрашиваю тебя, читала или нет, а потому, что не такая жена нужна моему сыну». Заныло и заболело сердце, и ничего не могло его раз­влечь, только наши тайные игры на виолончели.
Виолончели не говорят: ты моя женщина. А мне он сказал: ты моя виолончель. Кто же из нас больше? Мать его перестала со мной говорить, а сегодня произнесла: «А, это вы». Я поняла, что ее молчание лучше.

Вечером он пришел, мы гуляли по улицам, держась за руки. «Не обращай внимания, — говорил он, — у нас я принимаю решения». Мне стало хорошо. Я выйду за него замуж, и мы пребудем до конца.

И так было много раз. Однажды (уже минул год от первой встречи) он назначил свидание на бульваре.

Мы сидели на лавочке под каштаном. Он сказал: «Это наша последняя встреча». Я онемела. «Я женюсь», — сказал он. Горло перехватило. Я растягивала губы, но слова не шли. Он решил, что я улыбаюсь: «Ну вот и хо­рошо». Встал и ушел навсегда. Я падала внутрь себя и разбилась бы. Меня спасли светлые глаза. Но это дру­гая история».



Линия влияния входит во фрагмент линии судьбы, который обрывается (рис. 4, линия влияния — жел­тый, фрагмент линии судьбы — синий).
Хотя пересече­ния нет, но сам фрагмент не связан с основной линией судьбы (рис. 4, голубой), а заканчивается в никуда. Ход обстоятельств детерминирует исход этой связи.

Владимир ФИНОГЕЕВ
23:01 Пнд 15 Окт 2007
Нет оценок -

Оставлять комментарии могут только пользователи.
Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.
Подать заявку на анализ руки

Проводится запись на консультации в Москве на 23 декабря 2017 года (суббота). Есть еще место.
Консультации в Санкт-Петербурге проводятся в любой день. Метро Комендантский, Пионерская. Запись по тел. +7(911)775-0699, watsapp/viber +7(911)775-0699

Юлия Романова

На нашем сайте вы можете воспользоваться услугами астролога
© 2007—2018 «Практическая хиромантия»