Skype консультации!
Анализ руки в режиме on-line
skype - romanova_uliya

Чашка кофе

Знаки стабильного брака

«Дверь раскрылась, возникло красное свечение, потом появилось красное платье, потом — секретарша.
Она многозначительно посмотрела на меня: «К шефу».

Я успел погрузить взгляд в глубокое декольте. Заманчивая ложбинка будто вымыта молоком. Загадка. Я предстал перед шефом. Он говорил по телефону. Бросил трубку. Достал платок, шумно высморкался.

«Так, ты чего тут?»
— «Вызывали».
— «Ах да. Вот что: Ломакин заболел. Ты повезешь делегацию в Ленинград. Свяжись с Ломакиным, уточни детали. Действуй».
— «На мне конференция висит, Пал Саныч».
— «Ничего, повисит немного. Потом догонишь».
Я вздохнул: «Когда выезд?»
— «Завтра». Я вернулся. Набрал Ломакина. Тот усиленно хлюпал носом.
«Кто у тебя, тайцы?»
— «Они, родимые».
— «Где живут?»
— «В «Украине».
— «Список имен, номеров, билеты, программа?»
— «В сейфе, ключ у шефа. Старик, ты не напрягайся, все заказано, договорено, там встретят, воткнешь их на конференцию и кайфуй три дня».

— «Сколько их?»
— «Десять. Две «Чайки» заказано».
— «Понял, с кем они сейчас?»
— «С переводчицей». Я покорился судьбе. Приехал домой около семи. Открыла мама: «Проходи, ужин на столе».
— «Ма, я в Питер еду завтра».
— «Хорошо!» — она всплеснула руками.
— «Хорошо?»
— «Ну как, прекрасный город, и к тетушке заедешь».
— «Как бабуля?»
— «Уснула, плохо спала ночью».

Вечером позвонил переводчице, сказал, что вместо Ломакина поеду я. Договорились встретиться в гостинице за два часа до отъезда. Голос девушки мне понравился. Многообещающий, молодой, лет на двадцать пять. Назавтра я собрал вещи.

До выезда два часа. «Ма, может, вам продуктов купить, пока меня не будет?»
— «Молока, пожалуй, а так все есть». Я стал одеваться, спросил: «А на улице сыро?»
— «Нет».
— «Сыра нет? — не поняла бабушка.
— Купи сыру-то».
«Хорошо, куплю», — сказал я, едва удерживаясь от смеха. На улице пасмурно. На траве желтые листья. Прелый запах. В молочном отделе продавщица, узнав меня, кивнула, я тоже. Лицо у нее было почти квадратное, но миловидное, с детскими пухлыми губами, густые золотые кудри вырывались из-под чепчика. Я взял две бутылки молока, кусок «российского» сыра.
Горячая рука продавщицы соприкоснулась с моей. В ее взгляде была комната, которая сдавалась. Это надо обдумать по возвращении.

Черная «Волга» доставила в гостиницу. Я прошел в холл. Ни одной эффектной молодой особы, которую мне нарисовало воображение, не было. Краем глаза уловил движение, повернулся: ко мне направлялась солидная дама.

Если у продавщицы было квадратное лицо, то здесь квадратным было все: прическа, шея, фигура, ноги.
«Вы Александр?» — влетел в ухо молодой голос.
Я вздрогнул. Ничего себе. Вот и узнавай людей по голосу. А я, дурак, по телефону дважды назвал ее Анечкой. Позабавил старушку.

«Анна...» — я умолк.
«Тимофеевна», — вставила она с улыбкой.
Улыбка преобразила лицо. В молодости голос соответствовал изображению. Потом пути разошлись. Мы обсудили дела, потом послали носильщика собирать чемоданы. Понемногу тайцы собрались в холле.

Мы погрузились в машины, выехали на вокзал. В Ленинграде встретили, отвезли в «Европейскую».
По программе до обеда была одна встреча, потом экскурсия по городу. Пока Анна Тимофеевна занималась размещением, я зашел в буфет. Народу не было. Только две девушки сидели за средним столиком. Я взял чашку кофе, сел за соседний. Одна девушка была черноволосой, с лицом богини.

Она глянула на меня черно-синими глазами, и я влюбился. У другой девушки волосы были цвета темной меди, разделены на прямой пробор, спрятаны под синей фетровой шапочкой с маленьким белым козырьком. На шее у нее была красная косынка.

На ней была форма стюардессы. Она говорила на чистом английском языке. Она вскинула на меня небесно-голубые глаза, я влюбился и в нее.

Боже! Я хватанул большой глоток кофе. Показалось, хлебнул расплавленного свинца. Ожог от горла до пяток. Я лишился дыхания, из глаз хлынули слезы, из носа потекло, я закашлялся, полез по карманам, ища платок, которого там не было.
На лицах девушек было сочувствие.

Медновласая подала мне салфетку. Я принял, кивая. Они отвернулись, давая мне время прийти в себя. Через пару минут я мог говорить, сказал по-английски: «Спасибо».
— «Вы знаете английский?»
— «До этого не знал. Только что получил дар английской речи. Через ожог».

Девушки с удовольствием рассмеялись. Я уже понял, смуглая — соотечественница, рыжеватая из оттуда.
Я продолжил: «Я из Москвы, у нас все немного быстрее. Например, вода кипит при ста градусах, а здесь требуется триста».

Они не поняли. Я указал на кофе: «Очень горячий». Они опять рассмеялись. Как мне хотелось, чтобы они еще сидели и говорили, и еще сидели, а я бы смотрел на них и слушал— нет, пил вино их голосов. Целую вечность.

У судьбы было собственное расписание. Англичанка взглянула на часы: «У меня рейс в Лондон, мне пора».
Она встала.
«Я тебя провожу», — сказала другая.
Я встал: «Меня зовут Александр». Я протянул им визитки. Англичанка быстро улыбнулась, лицо волшебно осветилось. Душа моя застонала.

Она протянула руку: «Джоан».
«Ариадна», — сказала другая, руки не подала. Однако смотрела с интересом.

«Увидимся», — сказал я. Была уверенность, что так и будет. Исполнилось наполовину. Я покинул буфет, еще взгляд мой догнал две фигуры в конце коридора. Они завернули за угол — я лишился важной, а может, и главной части жизни. Тут же внутри вспыхнул свет. Это был невидимый свет. Я понял, что не лишился, а, наоборот, приобрел какое-то сокровище.

Все вокруг было пронизано торжественным смыслом. Благодаря этому смыслу мне больше не нужна была ни наша секретарша, ни продавщица из молочного отдела, ни проводница с полными ножками, ни воображаемая переводчица. После обеда была экскурсия по городу.

Анна Тимофеевна спросила: «Вы с нами?»
— «Нет, у меня дела». Я проводил их до автобуса. Они сели. Я поднялся по ступенькам. Рядом с водителем сидела Ариадна.
У нее расширились глаза: «Вы?» Я сдержал удивление, невозмутимо произнес:
«Я же говорил, увидимся».
— «Вы знали. Знали, что я веду у вас экскурсию», — покачала головой она. Я сел рядом, и мы три дня не расставались. В конце я решил сострить: «Ариадна — древнее имя. Помнишь легенду про Тесея?»

Она быстро сказала: «Только не говори, что ты бы хотел стать Тесеем».
— «Тесей — это банально. Только Дионисием», — отвечал я.

Ариадна задумчиво произнесла: «Папа когда-то шутил: кто назовется Дионисием, будет твоим мужем».
— «Я согласен»,— сказал я. Мы поженились через полгода и живем двадцать лет. Англичанку я больше никогда не видел».



На левой руке внутренняя линия Влияния начинается, не касаясь линии Жизни (рис. 4, л. Жизни — зеленый, л. Влияния — желтый).

Толкование: жена (муж) из другого города или другой страны.
Начало линии в 36 лет, окончанием она входит в линию Жизни.
Если она не пересекает л. Жизни, брак становится нерасторжимым.

Владимир Финогеев
23:47 Чтв 13 Дек 2007
Нет оценок -

Оставлять комментарии могут только пользователи.
Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.
Подать заявку на анализ руки

Проводится запись на консультации в Москве на 23 декабря 2017 года (суббота). Есть еще место.
Консультации в Санкт-Петербурге проводятся в любой день. Метро Комендантский, Пионерская. Запись по тел. +7(911)775-0699, watsapp/viber +7(911)775-0699

Юлия Романова

На нашем сайте вы можете воспользоваться услугами астролога
© 2007—2018 «Практическая хиромантия»