Skype консультации!
Анализ руки в режиме on-line
skype - romanova_uliya

Золотая птица

Знаки нереализованности отношений

Мобильник энергично задергался, замигал. Почти наверняка знала, кто это. Я ждала звонка. Знала, что он позвонит. Подношу телефон к уху.
«Это я. Я подъехал. Жду».
«Спускаюсь». Я глянула в зеркало.

Поправила прядь, думала: «Какой он?» Фотографии его я видела, но угадали ли фотографии то, что я увижу в реальности? Сравнимо ли с тем, что хочу увидеть? С тем, чего я хочу. Хочу спрятано глубоко в тайниках, хотя это не тайна: хочу семью, детей, дом.

Но есть ощущение, что об этом надо молчать, забыть про это, чтобы ни взглядом, ни улыбкой, ни жестом, ничем не выдать.

Я еще раз осмотрела себя: может, юбку подлиннее? Но как есть уж. Открываю дверь, спускаюсь по лестнице. Иду пешком. Чувствую легкое волнение. Все-таки между нами только зыбкий мостик из слов. Слова первыми прошли этот путь. Мы познакомились по Интернету. Я разместила свои фото на сайте анфас, в профиль, в рост, в повороте, сидя. Я люблю визуальные образы. Соблазн входит через глаза.

Там мы и набрели друг на друга. Мне понравились его реплики. Умно и с юмором. Договорились увидеться. Такой ли он, как на словах? Толкаю дверь подъезда. Открывается асфальтовая дорожка, два клена по обеим сторонам. Взгляд быстро бежит дальше. У машины стоит молодой человек.

Поворачивает голову в мою сторону. Это он, Павел. Он высок, строен. У него светлые глаза. Он улыбнулся, махнул рукой. Я подошла: «Привет». — «Привет».
Он открыл дверь: «Прошу». Я села.

В машине он сказал: «Поедем без цели или есть предпочтения?»
— «Нет». Я улыбнулась.
«Тогда, может, заедем кофейку выпьем, я знаю одно место».
— «Хорошо». Улицы плавно потянулись назад. Так же легко потекла беседа. Не сговариваясь, перешли на «ты».
Был необыкновенный подъем, я дивилась, как мягко соединилась механика душ. Как удивительно мы совпадали по интеллекту, по юмору, по стебу. Потекли недели встреч.

Наконец в какой-то миг сплетение взглядов, пальцев рождает облачко сладкого электричества, губы пьют его, тела теряют границы. Я восхищалась им. И ловила восхищение в его глазах.
В любом месте — в авто, на улице, за чашкой кофе — мы были одним целым. Мы одновременно говорили: «А пойдем сегодня на фотовыставку». И смеялись. Мы ехали ко мне.
«Останешься?»
«Есть кое-какая работа, — сказал он, добавил: — Завтра идем к Андрею».
— «Хорошо». Мы расстались.

Утром я посмотрела в окно. Окна выходили на восток. День обещал быть жарким. Напротив был невысокий дом. На крыше виднелось несколько стоек. У них были ушки, к ним были привязаны провода. На одном сидел голубь.
Он сидел неподвижно, как темное изваяние. Я поставила кофе. Опять посмотрела в окно. Луч света вырвался из-за края, и голубь сверкнул, как дорогой металл. Я любовалась им. Пожалуй, надо его заснять. Вдруг он спорхнул, расправил крылья и полетел. Я следила за ним, пока он не скрылся из вида. В гостях я ощутила в Павле неуловимое напряжение. Мягко сжималась пружина. Что-то происходило. Что-то назревало.

Я уже знала: он, как и я, самолюбив, как и я, остер на язык и может зло высмеять. Я заметила: Нина, жена приятеля, чем-то выводила его из себя, я не могла понять чем.
На минуту я увлеклась разговором с Виктором — я уже многих знала из его круга, а они знали меня. Я повернулась, когда Павел произносил жестко: «А чего ты добилась в жизни?»

Та смутилась, не нашла что сказать. Я понимала ее, не каждый ответит, будучи вот так неожиданно ужален. Поскольку это не вопрос. Это приговор. И нечего бывает сказать. Слезы выступили из ее глаз. Меня это задело.

Я резко возразила Павлу: «Так нельзя! Что ты делаешь?!» Он ничего не сказал. Со всех сторон понеслось: «Бросьте, ребят, да будет». Павел взял меня за руку, мы вышли в другую комнату.

Он сказал: «Запомни, мы с тобой одно целое. У нас должна быть общая позиция, если мы хотим быть вместе».
— «Позиция позицией, но человека нельзя так гнобить. Это против морали».

Чем больше мы говорили, тем больше отдалялись от общей позиции. Мы расстались в гневе. Не виделись несколько дней. Время мучит, терзает, время лечит. Он позвонил через несколько дней.
«Я скучаю».
«Я тоже».

Мы встретились. Вроде все как обычно, но уже больше иронии, подколок и насмешек. Он не уступает, я тоже. Наступила фаза с водоворотами. Так пять раз расставались. Звонок, я чувствую, кто это.

«Это я. Я не могу без тебя».
«И я». И мы летим навстречу голоду тел. Но, как говорили древние, хочу хорошего, влекусь к худшему. После взлета, счастья, радости — болезненный разрыв.

Погружаешься в дорассветный мрак.
Звонит Павел: «Надо поговорить».
Встречаемся в кафе. От углов — неразборчивая речь, еще дальше — фон волшебно неразличимой музыки. Шипение кофейных машин и запах кофе. В зале — деревянные столы разных размеров, одни длинные и широкие, есть узкие и короткие, есть крохотные квадратные — у нас такой. Я смотрю в чашку. Белый ободок с черной мглой — как объектив камеры.

Я поднимаю чашку: тонкий двухслойный аромат. Отпиваю — вкус грубый, вульгарный. Глаза Павла как две иглы: «Давай проясним ситуацию, выскажем претензии друг к другу».

«Интересно, начинай».
Он сказал: «Ты злобная, стеб твой не знает границ, ты властная, не даешь дышать».
Нож гильотины заскользил по пазам сердца. Это была очень высокая гильотина. Губам приказано улыбаться, голосу — не дрожать от бешенства.

«Я думала, ты цитируешь из своей биографии».
«Взаимными обвинениями мы никуда не продвинемся. Ты должна признать, что я прав».

Нож упал, разрубил историю надвое: до и после.
«Если я такая, если я не даю дышать, зачем со мной общаться?» Я встала. Он поморщился: «Ты не поняла, как все вы, — надо меняться. А чтобы меняться, надо знать правду».
«Начни с себя, — сказала я, — и, когда справишься, приходи».

Я вышла. Думала, срастутся две части, как бывает. Но звонка не последовало. Прошло много времени. Однажды он позвонил, но я думала, это звонит один из подростков из нашего подъезда, которые достали приставаниями, сальными взглядами и грязными предложениями.

Я не узнала его голоса. Как это случилось, не понять — то ли помехи, то ли судьба вмешалась. Я с ненавистью произнесла: «Если ты, сволочь, подонок, еще позвонишь, я тебе такое устрою, я тебя просто посажу».

Наговорила еще много чего. Швырнула трубку. Потом узнала его номер. Я была в шоке несколько дней.
Подруга сказала: «Да брось с ума сходить, позвони и скажи правду. Он поймет, если не дурак. А он, судя по всему, умен».

Я долго не решалась, наконец набрала ему, спрашиваю: «Ты мне звонил?»
«Нет», — каменно ответил он и положил трубку. Больше мы не говорили и не встречались. Прошло несколько лет, а я не могу забыть его и не в силах освободиться».



На левой руке линия влияния вошла в линию судьбы (рис. 4, л. влияния — желтый, л. судьбы — синий). Это признаки сильного чувства.

На правой руке линия влияния не дошла до линии судьбы (рис. 7, л. влияния — желтый, л. судьбы — синий).

По этим показателям совместное проживание недостижимо, пока не изменена программа отношений.

Владимир ФИНОГЕЕВ
16:18 Срд 18 Мар 2009
Нет оценок -

Оставлять комментарии могут только пользователи.
Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.
Подать заявку на анализ руки

Проводится запись на консультации в Москве на 21 апреля 2018 года (суббота).
Консультации в Санкт-Петербурге проводятся в любой день. Метро Комендантский, Пионерская. Запись по тел. +7(911)775-0699, watsapp/viber +7(911)775-0699

Юлия Романова

На нашем сайте вы можете воспользоваться услугами астролога
© 2007—2018 «Практическая хиромантия»